Политика

Голунов рассказал, как поступит с деньгами, если выиграет иск у полиции

MnogoDeneg32 views
Голунов рассказал, как поступит с деньгами, если выиграет иск у полиции

«Возможно, перечислю в фонд поддержки семей погибших полицейских»

Журналист Иван Голунов подал пятимиллионный иск к четырем полицейским, которые задержали его 6 июня прошлого года в Москве по подозрению в сбыте наркотиков.

Напомним, что после поднявшейся общественной компании в поддержку Ивана все обвинения с него сняли, а против полицейских возбудили уголовное дело. Все они, к слову, сейчас сидят в СИЗО в ожидании своей участи.  Понятное дело, что они выполняли «приказ сверху», но приказ – преступный и это вины с них не снимает. 

Гражданский иск к «честной компании» Иван предъявил с формулировкой о «компенсация морального вреда». Иван хочет, чтобы они заплатили за незаконное задержание и свою некачественную работу. А деньги планирует отдать на благотворительность.

Голунов рассказал, как поступит с деньгами, если выиграет иск у полиции

фото: АГН «Москва»

— По опыту знал, что паника не помогает. В такой ситуации надо концентрироваться, отключать все внешние проблемы, все отодвинуть на другой план, кроме одного — главного. До этого у меня была еще одна ситуация, когда пришлось включать «режим бульдозера» внутри.  Вот в момент допроса я старался не думать: «Мне грозит 20 лет тюрьмы!» Я пытался анализировать. Там ведь было масса деталей, которые говорили, что они не просто задержали меня, подозревая, что я взял закладку.  Первое, к примеру, что спросили: «Как сходка в Риге?» А я как раз вернулся оттуда, то есть они знали, следили, и задержание не было случайностью, а спланированной спецоперацией. 

— На видео есть те сотрудники ЗАО, на которых вы подали иск?

— Нет, попали только конвоиры. Они потом очень переживали, кстати. В моем гражданском иске упомянуты четверо сотрудников – Игорь Ляховец, Роман Феофанов, Максим Уметбаев, Акбар Сергалиев. 

-Двое (Феофанов и Уметбаев) извинились на очных ставках. У меня, должен признаться, поначалу возникли странные ощущение – была жалость. Молодые парни, жизнь испорчена…А потом я себя стал одергивать.  Если бы все бы пошло по их плану, то они бы пришли ко мне на суд и кивали бы там головой, как делали в тысяче других случаях. 

Я изучил все дела по наркотикам по ЗАО, где фигурировали фамилии этих полицейских. Помню, цитату из материалов одного дела про то, что задержанному угрожали: если не сознается, то привлекут его жену, а ребенка отправят в детский дом, потому что других родственников нет.

-Да, я еще каждого спрашивал – есть какие-то дела, которыми вы можете гордиться? А не такие типа, когда задержали женщину с 0,23 грамма героина. Кстати, это реальная история и вы ее знаете. «Мои» полицейские возбудили дело в отношении тяжелобольной Екатерины Гавриловой.

— Да, это та история. Когда я ее вспоминал, то остатки жалости к полицейским пропадали.

— Ляховец стал рассказывать про 40 кг изъятого наркотика. Фамилию он не называл. Я нашел это дело – обвиняемый там некто Муравьев. Выяснилось, что  это не Ляховец его задержал, а ФСБ.  Полицейские УВД по ЗАО только при обыске были, и то не подразделения Ляховца, а другого – под руководством Берестеня (фактически его конкурента) в работе.

Я со всеми разговаривал про их дела, и все соврали, что поразительно. Чего уж теперь врать-то? Один говорил, что это было его первое задержание.

Ляховец вел себе наглее всех. Сейчас он жалуется в «Лефортов», что ему не хватает фруктов. Когда я это читал, вспоминал, как ко мне относились они в отделе. Помню, когда вы пришли, спросили, кормили ли меня – меня это так поразило. О еде в этой ситуации думаешь меньше всего.

Другие тоже жалуются, что им тяжело сейчас в СИЗО, что еда плохая. Я зашел на сайт тюремного магазина – они могут заказывать себе то, что не каждый на воле позволяет.

— Это сумма их доходов за все время работы в УВД. Я хотел прямо с копейками, по-честному, но адвокат сказал, что надо округлить. Они совершили преступления не только в отношении меня. Я изучил, повторюсь, их работу. Они боролись не с наркотрафиками, а устраивали театрализованные представления, которые называли оперативными экспериментами. Я как налогоплательщик не готов оплачивать такую «работу». Некоторое время назад телеграмм-канал ВЧК-ОГПУ писал, что полицейские прячут свои активы переписывая их на дальних родственников. Я тоже знаю эту информацию. Отчасти это одна из причин иска сейчас.

Моя мысль – они не справедливо получали деньги в то время, как их коллеги работали на совесть. Есть полицейские которое готовы не спать ночами, дабы найти истину. Я знаю таких. 

Если иск выиграю, я, возможно, отдам деньги в фонд поддержки семей погибших полицейских. Пока ни один фонд мне не внушил доверия, но может, в процессе я найду. Или отдам организациям, которые защищают права людей, привлеченных по «народной» 228 статье УК.

Источник www.mk.ru