Политика

В США толпа продолжает воевать с памятниками: добрались до Колумба

MnogoDeneg30 views
В США толпа продолжает воевать с памятниками: добрались до Колумба

Современные бунтари рушат монументы: история древняя, как мир

Война с памятниками на Западе продолжается, грозя перерасти в войну из-за памятников. На днях в Чикаго разыгрались сражения между полицейскими и протестующими, пытавшимися свалить скульптуру Христофора Колумба. У современных «монументоборцев» есть множество предшественников в историческом прошлом.

В США толпа продолжает воевать с памятниками: добрались до Колумба

фото: AP

Недавно, в преддверии Дня независимости, Трамп рассказал о своих планах создать «Национальный сад американских героев». В этом огромный парке под открытым небом, по замыслу президента США должны красоваться статуи «величайших из когда-либо живших американцев». Так глава Белого дома предлагает защищать национальную историю в дни, когда по Соединенным Штатам прокатилась волна сносов памятников историческим деятелям, не отвечающим высоким стандартам политкорректности.

«Наша страна стала свидетелем беспощадной кампании по уничтожению нашей истории, клеветы на наших героев, стирания наших ценностей, – негодовал Трамп. – Злобные толпы пытаются сносить статуи наших основателей, осквернять наши самые священные памятники и развязать волну насильственных преступлений в наших городах».

В анонсированном Трампом «Национальному саду американских героев» должны, по его замыслу, стоять памятники самым различным деятелям истории Соединенных Штатов – и белым, и черным, и рабовладельцам и борцам с рабством, и консерваторам, и либералам.

Среди тех, кто по мысли Трампа, должен быть увековечен в «саду героев» – «отцы-основатели» Джордж Вашингтон и Томас Джефферсон, Бенджамин Франклин и Александр Гамильтон, президенты Авраам Линкольн и Рональд Рейган, борец за права чернокожих американцев Фредерик Дуглас и женщина-пилот Амелия Эрхарт, евангелист Билли Грэм и борец за гражданские права Мартин Лютер Кинг-младший, темнокожий бейсболист Джеки Робинсон и юрист Антонин Скалиа, автор «Хижины дяди Тома» Гарриет Бичер-Стоу и чернокожая аболиционистка Гарриет Табман, борец за просвещение афроамериканцев Букер Т. Вашингтон и пионеры авиации братья Райт.

Это позитивная часть борьбы за сохранение национальной истории. Скажем так, пряник. В качестве кнут президент Трамп подписал распоряжение, предусматривающее жесткие – до «десяточки» – наказания для вандалов, уничтожающих или портящих памятники.

«Мне выпала честь подписать очень сильный Указ Президента, защищающий американские Памятники, Мемориалы и Статуи, и бороться с недавним Преступным Насилием, – написал по этому поводу в Твиттере американский президент. – Долгие тюремные сроки за эти беззакония против нашей Великой страны!»

Что характерно, президентский указ отменяет федеральные гранты для тех юрисдикций и правоохранительных органов, которые не могут остановить осквернение памятных мест.

Вообще избранное для программной речи Трампа место у горы Рашмор в Южной Дакоте подходит к теме выступления как нельзя лучше. Ведь именно там находится гигантский барельеф, изображающий четырех американских президентов – Джорджа Вашингтона, Томаса Джефферсона, Теодора Рузвельта и Авраама Линкольна.

Кто бы мог подумать еще несколько лет назад, что объектами нападок протестующих против расового неравенства американцев станет не только память о рабовладельцах Вашингтоне и Джефферсоне (в Портленде толпа осквернила памятник первому президенту США, пострадала и статуя Томаса Джефферсона), но даже и памятники не имевшему рабов Теду Рузвельту и боровшемуся против рабства Аврааму Линкольну.

Идиотизм ситуации дошел до того, что протестующие решили снести Статую освобождения (Emancipation Memorial) в честь положившего жизнь (в буквальном смысле!) на борьбу с рабовладением президента Линкольна в Вашингтоне. Изваяние изображает 16-го президента Соединенных Штатов, держащего Прокламацию об освобождении рядом со стоящим на коленях рабом. Протестующие заявляют, что такая скульптурная группа не отражает роли рабов в борьбе за их собственную свободу.

А в Сан-Франциско протестующие изуродовали и скинули статую президента Улисса Гранта, который возглавлял армию северян, сражавшихся во время Гражданской войны против конфедератов рабовладельческого Юга.

Чего уж тут удивляться тому, что в Ричмонде протестующие расправились с монументом в честь президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса. А от Трампа требуют переименовать военные базы на территории страны, чьи названия напоминают о полководцах «южан» времен Гражданской войны.

Не пришелся ко двору сокрушителям проклятого прошлого даже Христофор Колумб. В Сент-Поле протестующие опрокинули изваяние мореплавателя с постамента у здания Капитолия штата Миннесота. В Бостоне скульптуру Колумба обезглавили.

В Чикаго на защиту Колумба от сотен протестующих вышла полиция, применившая против монументоборцев дубинки. Те, в свою очередь кидали в стражей порядка камни, фейерверки, бутылки с замороженной водой и иные предметы, ранив 18 полисменов.

Мореплавателю, открывшему (как сказано в киноклассике, на нашу голову) Новый свет, достается за жесткое отношение к туземному населению. И потому что с индейцами на обнаруженных островах Колумб и его коллеги не слишком церемонились, и потому что вообще прибытие европейцев в Западное полушарие привело к геноциду коренного населения как в Северной, так и Южной Америке.

Под горячую руку памятникоборцев попал и наш соотечественник, правитель Русской Америки Александр Андреевич Баранов (1746-1819), памятник которому появился на Аляске в 1989 году. Около тысячи жителей Ситки подписала обращение с инициативой убрать бронзовую статую Баранова как прославляющую историю «превосходства белых» и игнорирующую «историю убийств, изнасилований, пыток и порабощения коренных народов».

И кого из блюстителей политкорректности волнует, что авторитет Баранова среди коренных жителей, даже враждовавших с ним, был очень высок, а сам он был женат на на представительнице одного из местных племен, от которой у него было трое детей. И кому какое дело до того, что правитель Русской Америки выступал за расширение образовательных возможностей для коренных жителей Аляски, а под его руководством создавались школы. И что во время правления Баранова действовавшие в Русской Америке православные миссионеры не только перевели Библию на местные языки, но и прививали коренных жителей против оспы.

* * *

Смысл борьбы с бессловесными памятниками одновременно и прост, и очень сложен.

История человечества – очень непростая штука, оставляющая множество травм в памяти людей, общностей, народов. И для кого-то разрушение памятников становится способом избавления от этих травм. А то и пропуском в светлое и справедливое будущее.

Беда в том, что снос памятников не только не избавляет по-настоящему от исторических травм, но и порождает новые. В конце концов, если для одних сносимая скульптура символизирует гнусного злодея, то для других он настоящий герой.

Но дело даже не в этом, а в том, что снести чей-нибудь монумент – дело нехитрое. А почти для каждого околореволюционного события и почти неизбежное. Только ни одной настоящей проблемы борьба с памятниками решить не может.

Зато дает стопудовый повод противникам обвинять «революционеров» в варварстве и безобразиях.

В своей речи на горе Рашмор Трамп ополчился против «отмены культуры, изгнания людей с работы, позора для инакомыслящих и полного подчинения всех, кто не согласен. Это само определение тоталитаризма, и оно совершенно чуждо нашей культуре и нашим ценностям. Ему абсолютно нет места в Соединенных Штатах Америки. Эта атака на нашу свободу, нашу великолепную свободу должна быть остановлена, и она будет остановлена ​​очень быстро».

«В наших школах, в наших редакциях СМИ, даже в наших корпоративных помещениях, – продолжал Трамп, – появился новый ультралевый фашизм, требующий абсолютной преданности. Если вы не говорите на его языке, не выполняете его ритуалы, не произносите мантры и не соблюдаете его заповеди, вас будут подвергать цензуре, изгонять, помещать в черный список, преследовать и наказывать».

Было бы большим соблазном свалить «монументоборчество» на разгулявшуюся, хмельную от погромного жара толпу приверженцев Black Lives Matter. Но в той же Америке «умная почва» для бессмысленного и беспощадного бунта против прошлого готовилась не в негритянских гетто. Война с памятниками шла на протяжении многих лет – в основном в политических дискуссиях, салонных спорах и на страницах газет. Просто летом 2020 года настало время разбрасывать камни.

«Не заблуждайтесь, – предупреждал свою аудиторию Дональд Трамп в речи на горе Рашморе, – эта левая культурная революция призвана свергнуть американскую революцию».

Умышленно или нет употребил Трамп словосочетание «культурная революция», но у современных сокрушителей памятников «расистам» и «рабовладельцам» на Западе действительно были предшественники на Востоке.

Это были воодушевленные идеями Мао Цзэдуна хунвейбины, продвигавшие в жизнь идеи «Великой пролетарской культурной революции».

В августе 1964 года в Пекине стартовала кампания по сокрушению «четырех пережитков» – старых обычаев, старой культуры, старых привычек и старых идей.

Вошедшие в раж хунвейбины начали массово уничтожать созданные до 1949 года объекты культуры, включая драгоценные произведения искусства древности. Молодые «красногвардейцы» крушили архитектурные памятники, сжигали старые книги, уничтожали картины, старинную посуду и керамику. Не останавливались даже перед осквернением кладбищ, выкидыванием останков из могил.

Дело дошло до того, что властям пришлось даже привлекать войска, чтобы не допустить распоясавшихся хунвэйбинов в пекинский Запретный город.

Потом, когда угар «культурной революции» прошел, китайцам пришлось приступить к широкомасштабному восстановлению культурных и исторических ценностей, уничтоженных хунвейбинами.

Хотя и хунвейбины тоже не были пионерами в деле разрушения исторических и культурных памятников. Наверняка маоисты имели в качестве учителей наших соотечественников, крушивших изваяния императоров и генералов, сносивших церкви.

«Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем». В любой революции заложено мощное деструктивное начало. А разрушение мыслится как залог строительства нового справедливого мира.

Кстати, не только большевики вели войну с памятниками. После свержения царизма в Киеве был снесен памятник Столыпину, на его месте поставили памятник в честь Карла Маркса, но и его вскоре ликвидировали занявшие город белогвардейцы. В 1956-м восставшие венгры сбросили памятник Сталину. Если же обратиться к временам более близким, то как не вспомнить свержение с пьедестала на Лубянке «железного Феликса» или сбрасывание американскими морпехами статуи Саддама Хусейна в оккупированном Ираке – впрочем, хунвейбины всего этого предвидеть не могли…

А если копать еще дальше, то к предшественникам хунвейбинов можно отнести и китайского императора Цинь Ши Хуанди, приказавшего сжечь практически все книги.

Беда в том, что борьба с неугодным прошлым, наверное, такая же старая, как и вся человеческая история.

Взрывы запрещенными террористами знаменитых буддистских статуй в Бамиане и античных памятников древней Пальмиры можно списать на человеконенавистническую сущность и дикость современных террористов.

Но ведь и на Западе в период Реформации кое-где протестанты уничтожали католические иконы и статуи, рушили убранство церковных алтарей. Несколько лет назад представители протестантских церквей в Германии даже принесли извинения католикам за деструктивные действия своих предков.

У древних римлян существовало такое наказание – «проклятие памяти», damnatio memoriae. Память о государственных преступниках – будь то статуи, настенные и надгробные надписи, упоминания в текстах — подлежала уничтожению, стиранию, разрушению. Не было ли вымарывание имен репрессированных и прочих неугодных в нашей истории повторением античного наказания?

Не происходит ли этого «проклятия памяти» сегодня? Сегодня, когда в Интернете появился сайт Topple the Racists («Свергайте расистов») со списком подлежащих сносу десятков памятников и мемориальных знаков на все территории Великобритании, интерактивная карта которой прилагается к ресурсу.

* * *

Интересно, что войну с памятниками в 2020 году под лозунгами Black Lives Matter запустили даже не в Америке, а в бывшей метрополии, в Великобритании.

«Мы считаем, что эти статуи и другие памятники рабовладельцам и колонизаторам необходимо убрать, чтобы Британия наконец смогла узнать правду о своем прошлом и о том, как оно формирует наше настоящее», – говорится на сайте Topple the Racists.

И первой жертвой этой войны стала стоявшая в Бристоле скульптура мало кому известного за британскими пределами жившего в XVII веке местного филантропа – Эдварда Колстона.

Обвиненного в причастности к работорговле исторического персонажа утопили в гавани. Власти решили, правда, извлечь его из воды и хитроумно пробещать, что свергнутый монумент будет экспонироваться в музее в качестве иллюстрации к истории расизма. Жаль, что не было услышано новаторское предложение классика стрит-арта Бэнкси: статую оставить на месте, но добавить к ней несколько элементов, которые запечатлеют момент низвержения памятника: «Ставим обратно на постамент, обвязываем тросом шею и вводим в действие несколько бронзовых сбрасывающих его статуй протестующих в натуральную величину. Все счастливы». 

Но вместо идеи Бэнкси на смену свергнутому Колстону пришла скульптура чернокожей женщины, вскинувшей кулак в знаменитом приветствии «Black Power». Статую сделал британский художник Марк Квинн на основе фотографии бристольской жительницы Джен Рейд, вскарабкавшейся на опустевший пьедестал, когда она возвращалась домой с демонстрации в июне. Впрочем, мэр Бристоля тут же пообещал, что самостийно воздвигнутая активистами скульптура тоже будет снесена. Что вскоре и было без лишнего шума проделано городскими рабочими.

А ведь, казалось бы, можно было бы оставить их рядом – протестующую красавицу и старинного работорговца. Ведь и то история, и это история…

Ладно, черт с ним, с Колстоном.

И с памятными досками в честь премьер-министра Уильяма Юарта Гладстона, виноватого в том, что его отец сэр Джон Гладстон владел плантациями на Ямайке и в Британской Гвиане, где работали рабы из Африки (а после отмены рабства в 1833 году еще и получил самую большую из всех компенсационных выплат, положенных бывшим рабовладельцам).

И даже с оксфордской статуей в честь Сесила Родса (1853-1902), имеющего репутацию одного из творцов колониализма в Южной Африке и «архитектора апартеида»

Но малевать обвинения в «нацизме» на монументе в честь одного из лидеров антигитлеровской коалиции Черчилля – это перебор.

Равно как и изрисовывать вандальскими граффити музей Чарльза Диккенса в Кенте, обвиняя великого классика в «расизме» и антисемитизме.

И уже совсем обидно, когда требуют переименовывать прославленную битловской одноименной песней ливерпульскую улицу Пенни-Лэйн, напоминающую – кто бы мог подумать! – о жившем в XVIII веке владельце судов, перевозивших рабов, и противнике отмены рабства Джеймсе Пенни.

Думается, что если бы еще несколько месяцев остановить сотню прохожих в том же британском Бристоле и спросить, кто такой этот запечатленный в скульптуре Эдвард Колстон, хорошо бы если бы нашелся один, кто рассказал об этом деятеле.

Теперь, когда свергнутую статую Колстона утопили в гавани, о нем узнали многие. Например, о том, что этот местный филантроп сделал свое состояние на работорговле и несет ответственность за перевозу 84500 рабов с Черного континента на кораблях Королевской Африканской компании в период между 1680 и 1692 гг.

Как ни парадоксально звучит, «война с памятниками» всколыхнула интерес к истории. Люди хотя бы начинают интересоваться, кому посвящен тот или иной монумент. И это, пожалуй, единственный положительный в этой ситуации момент.

Источник www.mk.ru